Корзина
2 отзыва
Divers.com.ua
+38 063 748 06 67
+38 066 726 60 01

Экстремальные увлечения Владимира Высоцкого

Экстремальные увлечения Владимира Высоцкого

В 1966 году на Кавказе в Приэльбрусье проходили съёмки фильма "Вертикаль". По настоянию режиссёра Станислава Говорухина актеры проходили очень серьёзную теоретическую и практическую подготовку по альпинизму. Под руководством опытных инструкторов они научились ходить в связке на скалах, в полном снаряжении покоряли гору Вулей. Владимир Высоцкий наблюдал как сходят с гор лавины, общался с бывалыми альпинистами, слышал от них много интересных историй, наблюдал как они уходят в горы и как возвращаются. Однажды он даже поучаствовал в спасательных работах. За короткое время Высоцкий настолько проникся темой гор, что написал целый цикл песен: «Вершина», «Скалолазка», «Прощание с горами», «Это наши горы», «К вершине», «Горная лирическая».

В 1977 году Владимир Высоцкий вместе с Мариной Влади посетил остров Косумель (Мексика). Там ему довелось обучиться ещё одному экстремальному виду отдыха - дайвингу. В  книге "Владимир, или Прерванный полет" Марина Влади вспоминает  как они с Высоцким совершили своё первое погружение. Саму Марину погружение напугало, Владимира же, напротив - увлекло, зачаровало, вдохновило. Он расширил своё восприятие мира, наслаждался погружениями. Конечно у Высоцкого был опытный инструктор из местных, которого он поэтично называл Нептунио - царь морских глубин. Они стали не просто друзьями, а как бы родственными душами, навсегда ослеплёнными подводным великолепием. Целыми днями Владимир Высоцкий вдохновлённо писал, а утром и вечером снова и снова погружался в удивительный, манящий подводный мир. Следующее стихотворение родилось под впечатлением от тех  погружений.

Упрямо я стремлюсь ко дну.
Дыханье рвётся, давит уши...
Зачем иду на глубину?
Чем плохо было мне на суше?

Там на земле — и стол, и дом,
Там я и пел, и надрывался.
Я плавал всё же, — хоть с трудом,
Но на поверхности держался.

Линяют страсти под луной
В обыденной воздушной жиже,
А я вплываю в мир иной,
Тем невозвратнее, чем ниже.

Дышу я непривычно ртом.
Среда бурлит, плевать на среду!
Я продвигаюсь, и притом —
Быстрее, в пику Архимеду.

Я потерял ориентир,
Но вспомнил сказки, сны и мифы.
Я открываю новый мир,
Пройдя коралловые рифы.

Коралловые города —
В них многорыбно, но не шумно.
Нема подводная среда,
И многоцветна, и разумна.

Где ты, чудовищная мгла,
Которой матери стращают?
Светло, хотя ни факела,
Ни солнца мглу не освещают.

Всё гениальное, извне
Непонятое — всплеск и шалость —
Спаслось и скрылось в глубине, —
Всё, что гналось и запрещалось.

Дай Бог, я всё же дотону —
Не дам им долго залежаться!
И я вгребаюсь в глубину,
И всё труднее погружаться.

Под черепом — могильный звон,
Давленье мне хребет ломает,
Вода выталкивает вон —
И глубина не принимает.

Я снял с острогой карабин,
Но камень взял — не обессудьте, —
Чтобы добраться до глубин,
До тех пластов, до самой сути.

Я бросил нож — не нужен он:
Там нет врагов, там все мы люди,
Там  каждый, кто вооружён,
Нелеп и глуп, как вошь на блюде.

Сравнюсь с тобой, подводный гриб,
Забудем и чины, и ранги;
Мы снова превратились в рыб,
И наши жабры — акваланги.

Нептун,   ныряльщик с бородой,
Ответь и облегчи мне душу —
Зачем простились мы с водой,
Предпочитая влаге — сушу?

Меня сомненья — чёрт возьми! —
Давно буравами сверлили, —
Зачем мы сделались людьми?
Зачем потом заговорили?

Зачем, живя на четырёх,
Мы встали, распрямивши спины?..
Затем, и это видит Бог,
Чтоб взять каменья и дубины.

Мы умудрились много знать,
Повсюду мест наделать лобных —
И предавать, и распинать,
И брать на крюк себе подобных!

И я намеренно тону,
Зову — "Спасите наши души!"
И если я не дотяну —
Друзья мои, бегите с суши!

Назад — не к горю и беде,
Назад и вглубь — но не ко гробу,
Назад — к прибежищу, к воде,
Назад — в извечную утробу.

Похлопал по плечу трепанг,
Признав во мне свою породу.
И я выплёвываю шланг —
И в лёгкие пускаю воду.

Сомкните стройные ряды!
Покрепче закупорьте уши!
Ушёл один — в том нет беды.
Но я приду по ваши души!

Страшнее Синей Бороды,
Раздувшийся, с лицом кликуши
Утопленник — ещё один
Счастливчик, — убежавший суши.

 

                                                                                                                    Автор: Чудо Света